Леопардовая шапка в наследство
Недавно муж что-то искал на антресоли в гардеробной, не нашел, но вышел с леопардовой ушанкой в руках.

- Зачем ты хранишь эту дурацкую шапку, ее давно пора выбросить.

- Положи, это семейная реликвия, она была куплена в Москве в Детском мире за 25 рублей!

- И что ты теперь ее по наследству передавать будешь?



В 1986 году, мне 9 лет. Я с родителями ехала к бабушке в Новгород, между поездами у нас был целый день в Москве, в Москве которую я видела только на картинках и в кино, я и в других то городах не была до этого. Напомню на дворе 1986 год, тотальный дефицит и вместо того что бы гулять по Красной площади мы стояли в катастрофической очереди за колбасой в Елисеевском гастрономе. Я помню, меня тогда поразили его красота и величие, все эти люстры и лепнина. Я недоумевала, как в этом бальном зале можно торговать продуктами. Не знаю сколько времени мы там провели, но кажется целую вечность, мне было нудно, скучно, я сидела на корточках оперившись на колонну и сочувствовала каменным теткам, которые веками держат на голове балконы.



О чудо, вожделенная колбаса была куплена, и кариатида была отпущена на волю. Следующим пунктом нашей экскурсионной программы был Детский мир. И тут мое воображение поразила не архитектура, а металлическая сетка, набитая чем-то меховым и леопардовым, это были шапки, теплые и мягкие на ощупь. Я ощутила себя кладоискателем, нашедшим сундук с сокровищами, добраться до которых можно было только ценой нелегких испытаний (36 часов в плацкартном вагоне и целая вечность в плену гастронома, не шуточное испытание для девятилетнего ребенка). Вцепившись мертвой хваткой в свою добычу, кстати я была уверенна, что это настоящий леопард, я категорически отказалась уходить из магазина без нее. Родители посовещавшись пришли к выводу, что зимняя шапка мне в любом случае нужна, к тому же она цигейковая (я решила, что так называется порода леопардов), купили.



Дело было в августе, я не могла дождаться, когда же наконец станет холодно и я смогу надеть это великолепие в школу. Когда этот день настал только ленивый не посмеялся над моей ДУРАЦКОЙ ШАПКОЙ, мне тут же рассказали, что никакой это не леопард а искусственная чебурашка, у меня ее забирали, кидали друг другу, прятали, я злилась и обижалась. Я не знаю почему шапка произвела на моих одноклассников такое впечатление, то ли потому что такие не продавались в «Малыше», за углом, где нам покупали одинаковую школьную форму и ситцевые платья, то ли смеяться над инаковостью, которой у меня хватало и без шапки, было отличным развлечением. В итоге шапка была обесценена и отправилась в презрительное заключение на антресоль.



Вы спросите при чем тут наследство, ведь я не предлагала носить эту шапку дочке. И правда не предлагала, но, когда она просила купить что-то «эдакое», я всегда задумывалась как на ЭТО отреагируют ее сверстники. Не потому что я хотела, чтобы она была «КАК ВСЕ» или «НЕ ХУЖЕ, ЧЕМ У ЛЮДЕЙ», а потому что мне хотелось уберечь ее от неприятных переживаний и насмешек, которые достались мне. Если бы я была последовательна в своем желании так о ней позаботиться, я бы игнорировала, что она не я, ее одноклассники не мои одноклассники, что она живет в другое время и индивидуальность и инаковость скорее достоинство, а не недостаток, тем самым убивала в ней способность доверять своим желаниям и собственному вкусу, ведь я же лучше знаю где здесь грабли.



Все что с нами происходит, что оставляет следы в нашей душе, характере, поведении мы передаем нашим детям. Сколько таких «шапок» одновременно забытых и влияющих на нашу жизнь лежит на антресолях нашего подсознания. А ведь там могут оказаться не только «шапки», но и предметы пострашнее и поопаснее, и еще там стоит мамин и бабушкин сундук, ключи от которых нам не доступны, и на вопросы о том почему в нашей жизни было так, а не иначе чаще всего невозможно получить ответы, не проведя археологических раскопок, а это дело непростое, для него нужно время и бережность.

Made on
Tilda